.RU

Имперский военно-транспортный космократор Мистер Мармадьюк вынырнул в заданной точке Галактики в четырнадцать часов тридцать две минуты по бортовому времени - 6


Разумеется, десантироваться в громоздком боевом экзоскелете не придет в голову даже ограм, его активируют уже после высадки. А вот в биоброню Купер согласно Устава облачился сразу, прежде чем приступить к проверке штатного вооружения. Эта процедура была нехитрой: сбросив казарменные трусы и футболку, он просто развернул и накинул на плечи, словно плащ, огромный кусок живой материи, с наружной стороны напоминавшей фактурой крокодилью шкуру, а с внутренней – нежнейший сафьян. Ощутив прикосновение кожи человека-симбионта, биоброня инстинктивно начала стягиваться вокруг его фигуры и за четверть минуты плотно облепила сержанта с головы до ног. Когда формирование защитного скафандра закончилось, броня тут же передала на зрительные рецепторы Купера изображение снаружи, ему даже не пришлось открывать глаза. В таком виде десантник был полностью отрезан от внешней среды – скафандр служил его глазами, ушами и легкими, неутомимо поставляя в кровь кислород, тщательно отфильтрованный атмосферными жабрами. Биоброня надежно защищала своего носителя от большинства известных науке боевых газов и многих видов бактериологического оружия, выдерживала удар стальным ножом и температуру до четырехсот градусов по Кельвину. В ней можно было даже выйти в открытый космос, где она поддерживала жизнедеятельность своего хозяина около сорока минут. Большинство сепаратистских правительств дорого дали бы, чтобы обзавестись защитными морфами такого уровня. Однако далеко не у всех мятежных колоний хватило бы на это средств и технологий.
В режиме закрытого скафандра биоброня способна была работать более суток, однако ее ресурсы все же следовало экономить на случай непредвиденных обстоятельств при высадке. Поэтому, протестировав своего защитного биоморфа на герметичность в аварийной ситуации, мастер-сержант поднял забрало импровизированного шлема и судорожно глотнул воздуха, переведя броню в более щадящий режим. Недостатка в кислороде он не испытывал, но инстинктивный спазм легких, ненадолго лишенных привычных функций, побороть был не в состоянии.
Приступив к проверке оружия, первым делом Купер активизировал зубана. Многие ветераны Легиона брезгливо ворчали, что этому типу боевых морфов-метателей давно пора на пенсию, что он уже не отвечает потребностям современного имперского десанта. Нет, разумеется, данный механоид не причинял таких страшных разрушений, как его собрат плазменный метатель, и значительно уступал в убойной силе даже электроиду, однако мастер-сержант Купер на собственном опыте неоднократно убедился, что бывают ситуации, когда ни сокрушительная мощь экзоскелета, ни жидкий огонь, ни электрический разряд не в состоянии эффективно решить возникшую перед десантником проблему. Скажем, при всех своих несомненных достоинствах бластер не обладает останавливающим действием – плазма не имеет кинетической энергии, если, конечно, не взрывается при попадании: крошечный невесомый шарик газа, нагретого до десятков тысяч градусов, с огромной скоростью пронзает тело противника насквозь, не заставив его даже пошатнуться, а заодно прижигает по пути поврежденные ткани, избавляя его от кровотечения, так что если попадание не пришлось в жизненно важный орган, в адреналиновой горячке боя противник может даже не почувствовать, что в него попали. У электроида останавливающее действие что надо, зато многие виды боевых экзоскелетов, а также хитиновые твари вроде мирмекоидов или боевых инсектоидов хорошо экранированы от электрического разряда. Короче, случаются ситуации, когда с гарантией вывести противника из строя может только старая добрая пуля с кинетической силой, равной полутонному удару гранитной плитой. Точнее, не пуля, а зуб, хотя в случае с зубаном это почти одно и то же – его многослойные зубы по весу и твердости практически не отличаются от металлических пуль соответствующего калибра, а уж выплевывает он их с частотой и ускорением, сделавшими бы честь древней автоматической винтовке.
Зубомет по кличке Кусака сонно моргнул, когда сержант бесцеремонно разбудил его и пальцами раскрыл рот, другой рукой сдавив нижнюю челюсть у основания, чтобы биологическому автомату не пришло в голову цапнуть хозяина. Обе вытянутые челюсти морфа, похожие на крокодильи, были густо усеяны острыми зубами, растущими в несколько рядов и уходящими вглубь глотки. На местах, где раньше произрастали боеприпасы, израсходованные Купером на стрельбище позавчера, новые уже почти выросли до нужного размера, хотя лучше бы их, конечно, пока не использовать. Для гарантии. За вычетом этих сомнительных зубов у сержанта имелось еще порядка двух с половиной сотен гарантированных выстрелов – хотя, конечно, непрерывно зубан не проработает столько времени, чтобы выстрелить их все, и сдохнет от напряжения где-то на середине второй сотни. Впрочем, это вспомогательное оружие последней надежды, и особых подвигов от него никто не требует. В биоброне таскать на себе такую большую и тяжелую бандуру всегда было обременительно, однако экзоскелет позволял делать это без труда, принимая на себя большую часть веса оружия и вспомогательного оборудования.
Фред сделал Кусаке инъекцию энергетика, проверил реакцию зрачков, посадил зубана на ранец с экзоскелетом и извлек из шкафа электроида.
Так же, как зубомет и плазменный метатель, ручной электроид Иглохвост был способен выстрелить, только когда человек сжимал его хрящевую рукоять в районе горла, замыкая биоконтакты. Такое ограничение было заложено в их конструкцию генными инженерами, чтобы исключить случайное срабатывание. Большой скат, дышащий атмосферным воздухом, удобно распластывался по предплечью экзоскелета и мог несколько раз подряд генерировать разряд в тысячи вольт, направленной молнией выстреливая его на несколько десятков метров. Без электроида снаряжение уж точно было неполным. Обычно сержант именно так и шел в атаку: в правой клешне биокаркаса сжимая рукоять метателя, в левой – Иглохвоста, а крепко вцепившегося когтями в плечо Кусаку забросив за спину.
Но основным оружием легионера, разумеется, всегда оставался бластер, ручной плазменный метатель. У Купера это был четырехлетний серпентоид по кличке Малыш Гарри. Толстая хищная змея почти семидесяти сантиметров в длину имела плазменные железы достаточной мощности, чтобы со скоростью ста пятидесяти плевков в минуту извергать огненную очередь десятого калибра. Кроме того, как и в случае с ручным электроидом, генетики постарались немного скорректировать ее природную форму, чтобы бластер удобнее лежал в руке. Одним словом, ручной плазменный метатель был самым современным, мощным и компактным оружием пехоты. И еще он прекрасно помещался в выдвижном контейнере экзоскелета.
Скромный Дитрих чуть заметно дернулся – это означало, что он перестал красться после прыжка, врубил маршевые двигатели и вышел на ходовой режим. Тут же погасло дежурное освещение и зажглось основное. Это был знак к общей побудке. Разбуженные десантники начали резво вскакивать с коек – а потом те, кто не отреагировал на третий сигнал, покатились по полу, когда их койки автоматически сложились. Коллеги неудачников к тому времени уже выдвинули шкафы и деловито проверяли снаряжение.
– Давно пора размяться! – воинственно заявил капрал Лим Чун Хо, облачаясь в шершавую биоброню. – А то что это за служба: уже четыре недели без хорошего кровопролития. Так и совсем прокиснуть недолго!
– Кровопролития тебе, – пробурчал мастер-сержант, расхаживая вдоль ряда шкафичков – для контроля, чтобы подопечные огры не расслаблялись. – Хочешь, назначу сегодня после боя в наряд по утилизации поврежденных биоморфов? Кровищи будет сколько пожелаешь. Можешь даже с собой набрать во фляжку.
– Эй, Купер! – бодро крикнула из соседнего блока мастер-сержант Сима Липман, боевая жилистая тетка, которой до гражданской выслуги осталось всего полгода с хвостиком, командир третьего отделения. – Чего разворчался? Сам же твердишь перед каждой высадкой, что твое отделение обязано порвать врага в клочья раньше остальных!
– Порвать в клочья – это одно, – рассудительно заметил Фред. – Это фигурально. Порвать в клочья – это необязательно всех уничтожить и сложить пирамиду из черепов. Порвать – это одержать решительную победу с подавляющим превосходством. А вот кровопролития при этом как раз желательно избежать. Мы все-таки имперские легионеры, будущие граждане, а не обкурившиеся мясники какие-нибудь из Обитаемых секторов. Ты что, подруга, политинформации не посещаешь?
– Посмотрите-ка на этого гуманиста! – заржала Липман. – Купер, давай замажем на следующее жалованье, что мои орлы сегодня уделают твоих задохликов!
– Ты мне уже задолжала одно, – фыркнул Купер.
– Э! То был просто несчастный случай. Реванш?
– Двойное сержантское жалованье мне нравится больше, чем тупые реванши. Мне еще домик покупать.
– Посмотрите-ка все! Сержант Купер боится старой больной женщины! – Сима противно закудахтала, и даже из блока Купера было видно, как она машет локтями, словно цыплячьими крылышками.
– Смотри яйцо не снеси, легионер, – хмыкнул Фред.
Доблестный капрал Лим, как обычно, облачился в биоброню первым и дожидался остальных со снисходительным скучающим видом. Заметив, что рядовой Лара Розен нагишом копается в своем шкафчике, он не отказал себе в удовольствии подкрасться к ней и отвесить звонкого леща по тугому заду.
– Кретин! – взвизгнула девушка, подпрыгнув от неожиданности. – Она же как терка!..
Лара набросилась на него с кулаками, но жесткий панцирь нахала гасил ее свирепые хуки и разящие апперкоты. Он даже не стал защищаться, а просто стоял, опустив забрало и уперев руки в бока, и гнусно лыбился, ожидая, когда рядовой Розен выдохнется.
– Так, инсектоиды, завязали с разборками! – гаркнул командир отделения. – Делом занимаемся, а не ерундой! Будете тормозить, балбесы, опоздаете на вечеринку.
– Вечеринка на Арагоне? – криво усмехнулась Лара, неохотно возвращаясь к своему шкафчику и дуя на ободранные о панцирь Чун Хо костяшки пальцев. – Могу себе представить. Нас бы еще в детский интернат забросили со спецоперацией. Нашли тоже противничка... Вот приблизительно как капрал Лим.
Чун Хо небрежно продемонстрировал ей неприличный жест, она ответила ему тем же.
– С такими рассуждениями ты, красавица, гражданина не выслужишь, – сокрушенно покачал головой Купер. – Боец Звездного Легиона не должен недооценивать даже самого слабого противника, иначе рано или поздно обнаружит себя мертвым. Ясно?
Фред употребил слово «красавица» просто в качестве констатации факта, отнюдь не как комплимент. Лара была высокой, подтянутой, загорелой, с мощными, почти звериными бедрами, аккуратной грудью, плоским животом, выделяющимися бицепсами и кошачьей пластикой. Настоящий боец, чего уж там. Не хрупкая гражданка. В Звездном Легионе, впрочем, других баб не держат, хотя далеко не все из них такие же сексапильные.
Но Лим был невысокого мнения о всех женщинах поголовно. У них в колонии царил жесточайший патриархат: без разрешения отца или старшего мужчины-родственника девушка не могла не то что замуж выйти, но даже появиться на людях с парнем. Не в силах держать свое драгоценное мнение при себе, он снова ядовито ухмыльнулся и заявил:
– Если рядовой Розен когда и станет гражданином, то только путем свершения подвига деторождения. – И недвусмысленно подвигал тазом.
– Если такое и случится, то ты окажешься последним кандидатом на осеменение! – ехидно отпарировала Лара.
– Э, капрал! – уже на полном серьезе сказал Купер. – Не знаю как она, а ты у меня сейчас за половую дискриминацию в два счета загремишь в карцер.
– Шуток не понимаете, чертовы огры! – оскорбился Лим, демонстративно отворачиваясь.
– Ты тоже завязывай, девочка. Веселиться перед высадкой – дурная примета, – закрыл тему командир отделения и снова зашагал вдоль блока, наблюдая, как его подопечные готовятся к десанту. – Ральсен, метатель проверь, дубина! Он же у тебя еще не проснулся толком, видишь, зевает. Энергетик сделай ему… Миронов, куда нож девал? Сердароглу, живее копаемся! Розен, почему до сих пор не в броне?! Хватит крутить сиськами! Хороши, спорить не буду, но если не успеешь к построению, пойдешь в бой прямо в таком виде!..
Через три минуты десантники закончили снаряжаться, убрали шкафы в пол, превратив спальную зону в импровизированный плац, и выстроились согласно боевому расписанию. Лара Розен все-таки успела натянуть броню к построению, лишив парней из подразделения пикантного зрелища после высадки. В уставные пять минут взвод с грехом пополам уложился. Мастер-сержанту осталось лишь проконтролировать наличие состава и состояние амуниции, чтобы лишний раз убедиться, что ни один из огров не потерялся по дороге, не поранился о зубана и не забыл в шкафчике собственную голову.
– Ну что, бойцы? – бодро рявкнул Купер, покончив с формальностями. – Готовы надрать задницу оборзевшим пиратам?
– Так точно! – разом громыхнул взвод.
– Порвем противника в клочья раньше задохликов сержанта Липман?
– Так точно!
– Тогда вперед! Или тут кто-то собрался жить вечно?.. – Мастер-сержант ритуально подождал, не решит ли какой-нибудь кекс заявить, что я, дескать, планирую вот. В воцарившейся тишине стали слышны доносящиеся из соседних блоков аналогичные наставления сержантов своим подразделениям. – Вечна только воинская слава, братья огры и сестры огрицы, вот что я вам скажу!!! Нале… – Мастер-сержант сделал театральную паузу и рявкнул во всю глотку: – …ву!!!
Отделение развернулось словно один человек и, на ходу перестраиваясь в колонны по двое, легкой рысью устремилось по коридорам на корму космократора. То же самое происходило сейчас и в других взводных блоках, и если бы можно было наблюдать корабль в разрезе, движение бойцов по коридорам напоминало бы мерное и ритмичное течение крови по венам, где роль сердца выполнял огромный десантный накопитель – место общего сбора.
Накопитель представлял собой расположенное в хвостовой части Скромного Дитриха помещение размером с увебольное поле и высотой в полтора десятка метров, часть которого занимал плац, а часть – стартовые площадки десантных капсул. Вдоль бугристой стены, испещренной огромными наростами инсинктивно сокращающихся мускульных пусковых установок, в теле космократора была выращена вознесенная над полом галерея для офицерского состава. На ней уже стояли, заложив руки за спину, ротные командиры, а также штабные начальники и полковник Сигурвиссон – непосредственный командующий высадкой. Ровно через десять минут после общей побудки весь рядовой и унтер-офицерский личный состав зверополка, предназначенный для десантирования, был повзводно и поротно выстроен лицом к галерее.
– Итак, бойцы, – начал краткую политинформацию полковник, когда ротные доложили о полной готовности своих подразделений, – если кто еще не в курсе, мы находимся в гравитационной зоне звезды Арагона. Ее четвертая планета является столицей Арагонской республики, активно поощряющей пиратство в данном районе Внешнего круга. Недавно местные пираты атаковали и уничтожили крупный транспортник Империи. Ультиматум с требованием выдать участников и организаторов этой варварской акции самым наглым образом проигнорирован. С точки зрения Сената и Первого Гражданина было бы вполне логично учинить местным жесточайшую карательную акцию и превратить Арагону в медленно остывающие угли. Вот мы с вами, например, именно так и порешили бы. – По рядам десантников проскользнул смешок, но сержанты свирепыми гримасами тут же восстановили порядок. – Однако у нас, бойцы, руки и ноги, а у Метрополии – мозги, – продолжал полковник, со сдержанным удовольствием воспринявший реакцию аудитории. Он вообще слыл в офицерской среде изрядным острословом, и ему нравилась такая репутация. – Так что они решают, как лучше поступить, а мы исполняем. Текущая боевая задача выглядит следующим образом: Адмиралтейство желает получить на планете некую важную информацию. Какого именно рода – неизвестно. Головастикам из Метрополии позарез нужна для этого спокойная обстановка, по-другому они работать не умеют. Возможно, им понадобится еще и мамочка с кашкой, но это уже не наша забота. Нам же необходимо молниеносно и с минимальными разрушениями оккупировать Арагону. Повторяю для особо одаренных: с минимальными разрушениями и молниеносно, чтобы пираты не сумели уничтожить жизненно важную для нашей державы информацию и материалы. От нас требуется установить на Арагоне безоговорочную власть Империи, без какого-либо намека на партизанское сопротивление, и организовать головастикам безопасные условия для работы. Живую силу противника щадить не обязательно, а вот что касается административных зданий, особенно штабов, лабораторий, бункеров и складов, а также информационных накопителей, нейропроцессоров и оборудования нейросетей, то их уничтожать категорически запрещается. Для особо одаренных: категорически. Силы в операции задействованы довольно крупные, но не ввиду опасности серьезного сопротивления, как вы понимаете, а во избежание любых непредвиденных ситуаций с носителями информации. По решению адмирал-командора в оккупации Арагоны принимает участие Вторая эскадра Четвертого флота, то есть три десятка десантных кораблей, пять ядерных орбитальных линкоров и три звездных крейсера. Другими словами, десант надежно прикрыт от атак как из космоса, так и с поверхности. Орбитальная бомбардировка проведена успешно. Поэтому вам надо будет просто спуститься на поверхность, заломить арагонцам руки за спину и держать так до тех пор, пока головастики не обшарят им карманы. Задача для подготовительной группы детского сада. Все понятно? 2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.