.RU

Первая дорога к дому - 10

Глава 19
Обратный трамвай был полупустым. Люблю, когда общественный транспорт не переполнен. Свободно, легко, никто тебе на лапу не наступит. Вы, наверняка, тоже любите свободные трамваи? А для нас это тем более важно. Очень сложно работать в толпе.
Всё у нас было хорошо. Выйдя из трамвая, мы сразу же направились к своему дому. Женщины щебетали о своём, мы с Санькой шли впереди, точнее, я, как всегда первым, а он за мной. Казалось, ну что может испортить такой прекрасный, тёплый летний вечер. И всё же настроение нам разрушили. Вернее, разрушил один грубый дядечка. Как выяснилось потом, Елизавета Максимовна споткнулась о бордюр и внезапно очутилась на проезжей части. Я обомлел, когда услышал дикий визг тормозов и вскрик мамы. У меня аж шерсть встала дыбом. Оборачиваюсь, вижу картину (только не подумайте ничего страшного, все живы, целы): наша бабушка опирается на крыло легковушки, а из двери выскакивает «добрый молодец», лет, эдак, двадцати-двадцати двух и кричит на женщину:
— Куда ты, корова, прёшь? Ты что слепая, что ли?
Я даже гавкнул от досады. Ну, как же так можно? Пожилая женщина — а он на неё «корова». Как только не стыдно.
— Извините, молодой человек, — оправдывается Елизавета Максимовна, — оступилась я, вы уж меня простите, ради бога.
— Оступилась она, — не унимается водитель-грубиян, — сама лезешь под колёса, а меня из-за тебя в тюрьму могут посадить.
— Да успокойтесь вы, молодой человек, — продолжает бабушка, — я же не нарочно, так получилось.
— Отойди от машины, — орёт водитель, — чего ты опёрлась на крыло?
Светлана Сергеевна взяла под руку бабушку и, отведя её на тротуар, видимо не сдержалась:
— Молодой человек, имейте совесть, вы же с женщиной разговариваете, которая вам в матери годится.
— Тебя забыли спросить, — осматривая и протирая рукой крыло, отвечает хам, — смотреть нужно под ноги. Идёте, варежки поразевали…
— Прекратите немедленно, — мама повысила голос. — Ничего ведь не случилось с вашей машиной, а человек просто оступился.
Смотрю, бабушка расплакалась. Мама стала её успокаивать, а этот разбушевавшийся водитель всё не уезжает. Бегает вокруг машины, шумит, что-то бубнит себе под нос. И чего так разошёлся? Действительно, ведь всё обошлось, ничего страшного не произошло. Но я догадался, почему он суетился. Просто так перепугался, что сразу и не решился сесть за руль. Видимо, ему нужно было отойти от встряски.
Всю оставшуюся дорогу Елизавета Максимовна тихонько всхлипывала, а мама её успокаивала. Я вот всё думаю, почему люди иногда бывают так грубы друг к другу. Ну, случилось недоразумение. По идее, водитель должен выйти из машины, помочь старушке, может быть, извиниться, пусть даже и не виноват. Ты же человек, у тебя тоже есть и мама, и бабушка, а может уже и жена. Зачем вот так набрасываться на бедную женщину, которая и так перепугалась до смерти? Не понимаю я этого.
Я вообще заметил, что люди за рулём грубее тех, кто ходит пешком. То по луже проедут так, что целый фонтан выпустят на пешехода, то на зебре не уступают дорогу, то припаркуются на тротуаре так, что ни обойти, ни объехать. А бывает, станет под окном первого этажа и пыхтит, особенно часто это случается зимой. Плевать ему на здоровье других, главное, чтобы ему было тепло, а остальные пусть травятся выхлопными газами. Правильно говорил Иван Савельевич: водитель обязан уважать пешехода хотя бы потому, что именно он, пешеход, придумал автомобиль. Только вот не все это понимают, к сожалению.
С Сашкой у нас, слава богу, всё хорошо. А вот у Ивана Савельевича много раз происходили недоразумения с водителями. Если бы не я, старик точно угодил бы под машину. Сколько раз было такое: идём по тротуару во дворе дома. Савельевич командует: Трисон, переходим на другую сторону, пойдём на лавочке посидим. Я только лапой на асфальт, вот он «лётчик» летит. Попробуй тут вовремя среагировать, если лихач несётся по двору с бешеной скоростью. Я таких людей совершенно отказываюсь понимать. Зачем ты летишь по двору на такой скорости? Сколько из-за таких летунов погибает разных кошек, собак. Но, если вам нас, зверья, не жаль, то подумайте, что из-за любой припаркованной под домом машины может внезапно выскочить ребёнок, или выйти старик, инвалид, да кто угодно, даже взрослый, здоровый человек, может, просто задумался. Ты же при всём желании не успеешь затормозить. И чем только люди думают…
Наконец-то добрались мы до квартиры. Бабушка легла на диван, запахло каким-то лекарством, мы Сашкой тихонечко присели рядом с Елизаветой Максимовной.
— Бабуль, что с тобой? — спрашивает Сашка.
— Всё хорошо, внучек, не волнуйся, — отвечает бабушка, — сердце что-то расшалилось. Сейчас всё пройдёт.
Санька нащупал бабушкину руку и стал её гладить.
— Ты, бабуля, в следующий раз рядом с нами иди, — говорит Санька, — Тришка всё видит, подсказывает.
Ой, Шура, я от гордости даже глаза зажмурил, как же приятно такое слышать. Ведь для меня такие слова лучше любого корма, даже того, который теперь «стал ещё вкуснее». Спасибо тебе, мой юный друг. Мне большего от тебя и не нужно. Если ты такого мнения о моей работе и моих способностях, я рад, очень рад. Буду помогать тебе с ещё большим старанием.
Товарищи люди! Мы и без похвалы вам преданы и готовы за вас жизнь отдать. Но, когда вы нас хвалите, это, поверьте, так приятно. Если мы делаем всё правильно, хвалите нас, не стесняйтесь. Если бы вы знали, как приятно слышать добрые слова от вас. Впрочем, вы и сами любите, когда вас хвалят. Не так ли? Если вы думаете, что мы не понимаем, тогда просто дайте вместо сухого корма кусочек курочки. Пусть хоть она заменит хвалебные слова. Только не подумайте, что мы — обжоры и служим вам за кусок мяса. Скажу вам честно, я лично, у чужого человека даже целую курицу не возьму. Для меня важнее всего не то, что дают, а кто даёт. Всегда помните об этом — нас невозможно подкупить.
— Ну что ты, Саша, — улыбнулась Елизавета Максимовна, — не хватало, чтобы Тришка ещё и мне помогал, нельзя его отвлекать.
Да ты, бабуля, не переживай, я справлюсь и с Сашкой, и с тобой. Вы можете смело положиться на меня.
— Ты будешь спать, бабуль? — спросил Санька.
— Да, мальчик, мне нужно подремать, успокоиться.
— Тогда спокойной ночи, — Сашка наклонился, поцеловал бабушку и, обращаясь ко мне, добавил: — Пошли Триш, не будем мешать. Пойдём, я тебя покормлю.
Да, действительно, подкрепиться не помешало бы. Мама у нас молодец. На корм не скупится, покупает достойную еду. Какая всё-таки добрая мне попалась семья. Жить среди таких людей — одно удовольствие.
А вот овчарке Ладе тогда не повезло. Мало того, что её пытались мыть хозяйственным мылом, так ещё и обзывали, пинали, упрекали в лени и глупости. А она ведь умнейшая собака. И очень добрая. Интересно, кому она сейчас помогает? Вот бы встретиться с ней. А что? Может, когда и свидимся. Вон, даже с Мурзилкой повстречались.
Вообще, случайные встречи со знакомыми самые приятные. Лёжа на своей постели, перед сном, я вдруг вспомнил, как мой Иван Савельевич однажды встретил на улице своего бывшего сослуживца. Если говорить более правильно, то, конечно, это сослуживец встретил его. Идём со стариком, вижу, какой-то мужчина остановился и пристально смотрит на нас. Ну, я-то откуда знаю, кто он и что ему нужно. Иду себе да иду. Смотрю, он следует за нами. Я ещё тогда насторожился, думаю, не обворовать ли нас хочет. Ага, говорю мысленно, попробуй только, я тебе такого жару задам. Всю жизнь будешь помнить. А мужчина обогнал нас и остановился метрах в десяти. Я даже притормозил Савельевича. Он ничего не поймёт, а я наблюдаю за незнакомцем. И вдруг мужчина раскинул руки (словно Савельевич мог увидеть) и говорит:
— Ванька, ты что ли?
Ничего себе, думаю, вот это обращеньице, ещё никто так не называл моего подопечного.
— Трисон, стой, — говорит Савельевич.
— Ваня, — продолжает незнакомец, — ты совсем слепой, что ли? Это я Фёдор. Фёдор Карпухин, помнишь такого?
Иван Савельевич, тихо ойкнул и говорит:
— Федька, ты? Да не может этого быть? Ты здесь какими судьбами оказался? Ты же вроде в Краснодаре жил, а как в Москве очутился?
Друзья обнялись, расцеловались.
— Эх, Федя-Федя, — говорит Иван Савельевич, — как жаль, что не могу тебя увидеть, а ну, дай-ка я тебя хоть пощупаю.
Старик бережно погладил лицо своего друга и говорит:
— Тоже постарел!
— Ну! — Рассмеялся Фёдор. — А что же ты хотел? Думаешь, только ты стареешь, а другие молодеют? Что с тобой случилось, Вань? Что с глазами?
— Ой, Федя, не трогай ты эту тему, потом как-нибудь расскажу. Ну, чего мы стоим? Пошли ко мне, я тут рядом живу.
Подробности той встречи рассказывать не буду. Посидели они со своим Федькой тогда славно. Закончилось тем, что друг Савельевича спал на его кровати, а Савельевич рядом со мной.
На следующий день, прощаясь, гость погладил меня и говорит:
— Хороший у тебя помощник. Глаза твои? — спрашивает.
Вы знаете, что ответил ему старик? Я за эти слова никогда в жизни его не забуду и буду помнить до самого сдоху.
— Нет, Федя, — говорит Иван Савельевич, — это не просто мои глаза, это моя жизнь. Вот не дай бог с ним что случится, и я не жилец.
Спасибо вам мои родные люди, и тебе, Иван Савельевич, и тебе Санька. В квартире тихо, все спят, пора и мне на боковую. Размечтался я что-то…
Глава 20
Знал бы, где упасть, соломки подстелил, любил говорить Иван Савельевич. Что за чертовщина? Только я выздоровел, Санька заболел. Я-то хоть дома провалялся, а его бедного в больницу увезли. Вызывали «неотложку», у людей тоже они есть. Врач сказал: аппендицит. Не знаю, что это за гадость, но Сашку увезли и сказали, что несколько дней его не будет. Как мне пережить эту беду? Скучаю я по своему мальчику. Вы не представляете, как я испугался, когда врач сказал, что нужно что-то там пацану резать. Думаю, во — живодёры. Но мама с бабушкой согласились. Значит, так нужно. Но всё равно, верите, места себе не нахожу. Они все уехали, а я тут сижу и вою. Довылся до того, что соседи в дверь постучали. Слышу, кричат:
— Господи, да успокойте вы свою собаку. Что там у вас случилось? Житья нету…
Что случилось? Горе у меня. Сашку увезли в больницу. А я тут один. Вот и грущу. А как же грустить и не выть? Ну, подумаешь, повыл немного. И что с того? Не облезете же. А то вы молчите, когда у вас горе. Но я всё равно умолк, перешёл на поскуливание. Тихонечко так скулю, словно песню грустную пою. Зачем подводить родственников? Соседи они и есть соседи. Будут потом жаловаться, мол, собака воет, мешает. Ладно, молчу-молчу. Успокойтесь.
Женщины вернулись из больницы взволнованными. Мама заплаканная, теперь бабушка её успокаивает. Но из разговоров понял, что ничего страшного не произошло. Саньку немного подержат в больнице и отпустят. Когда это будет? Говорят недолго.
— Ну что, Тришка, — говорит бабуля, — увезли твоего друга? Будешь скучать теперь?
Почему «буду»? Я уже скучаю, как только он порог переступил, так и начал скучать. Но всё равно ответил:
— Ав!
— Вот тебе и «ав», — вздыхает бабушка, — пошли, погуляем, что ли.
Не откажусь. Без прогулок нам нельзя. Вышли мы на улицу. Иду, а настроения никакого. Как ты там, Санёк, без меня? Не обижают тебя врачи? Ты там хоть не ходи сам по больнице, а то наживёшь себе неприятностей, лоб расшибёшь. Потерпи уж, выздоровеешь, ещё нагуляемся. Не рискуй. Тебе хоть палочку-то передали? Что-то я даже не посмотрел, стоит твоя трость в шкафу или нет? Ты там поаккуратнее, малыш, я так за тебя переживаю. Выздоравливай поскорее, Санёчек мой миленький.
Первый же встретившийся нам человек удивлённо спрашивает:
— О, Елизавета Максимовна, а Санька ваш где?
Бабуля объясняет. Не успели и десяти шагов ступить, второй:
— Здравствуйте, Максимовна, а Санька где?
В общем, не прогулка получилась, а какое-то справочное бюро. Я наизусть выучил и номер больницы, и диагноз, и даже фамилию хирурга. Но самое главное, ещё раз убедился, что действительно, ничего страшного не произошло. Не будет же бабуля врать соседям. Санька скоро будет дома. Вот это меня радует.
Однако, без приключений не обошлось и в этот раз. На меня напал стаффорд. Знаете такую собаку? Им лишь бы подраться. Бабушка моя испугалась до смерти. Моего обидчика звали Дэнди. Вы же знаете, я никого не трогаю. Иду с бабулей, глазею на прохожих, и тут вдруг, откуда ни возьмись, этот боец нарисовался. Ни с того ни сего накинулся на меня, рычит, норовит за горло меня ухватить. Я, конечно, не бойцовский пёс, но постоять за себя могу. Объясняю ему:
— Чего тебе надо? Ты чего накинулся на меня?
А он:
— Давай драться, лабрадор!
— Зачем? — Спрашиваю. — Я же не боец, я — поводырь. Понимаешь?
— А мне всё равно, — отвечает Дэнди. — Я хочу драться. Или ты трус?
— Да не трус я. Просто у нас не принято драться. Зачем?
— Да просто так, — говорит, а сам рычит и норовит укусить меня за нос.
— Может, не будем? — пытаюсь угомонить его.
— А-а-а-а! — Рычит он. — Испугался?
Вот глупый пёс. Почему сразу испугался? Я же просто не люблю драться. Вот вы, верите мне? Ну, зачем мне эти собачьи бои? Какой в них смысл? И вы знаете, в чём тут дело? Вот этот Дэнди и не виноват вовсе. Он, может, и не хотел бы драться. Да сами люди его к этому приучили. Серьёзно говорю. Веками растили породу нарочно для боёв, для собачьих драк. Он и сам-то, возможно, не хочет конфликтов, но кровь бурлит, подавай ему какую-нибудь драчку. Глупо всё это выглядит, но исправлять уже поздно. Только вот не пойму, зачем их в квартирах разрешают держать. Есть породы, которые мирно сосуществуют и с кошками, и с другими собаками. Ну, так и заводите их, пусть радуют вас. А вот это чудо зачем вам? Честное слово, я не трогал пса и даже в его сторону не смотрел, но он всё равно накинулся на меня.
Дрались мы недолго, хозяин у Дэнди оказался намного умнее своего бойца. Оттащил его от меня и давай его ругать. Я обалдел, когда услышал оправдания. Представляете стаффорд говорит:
— Да он первым начал, оскорбил меня. Я… да я его…
Думаю, вот лгун. Я начал первым? Да вы любую книгу о собаках откройте и там непременно прочитаете, что лабрадор первым никогда ни на какую собаку не нападёт. Не заводите вы этих повёрнутых стаффордов. От них одни проблемы. Им дай волю, они будут драться даже с болонками. Эти негодяи стаффорды даже не смотрят на то, что другая собака слабее, меньше, добрее — рвут всех подряд. Ну, что это такое? Разве это правильно? А люди такие наивные — думают, что эти собаки агрессивны только по отношению к другим животным. Ни фига. Я ещё в школе слышал, как наши инструкторы говорили, что стаффорд — это собака, которая может внезапно напасть даже на своего хозяина. Да оно и понятно: ему же постоянно с кем-то нужно драться. Вот он терпит, терпит, терпит, а потом бросается на человека. А тем более, если человек ведёт себя, как животное — бьёт собаку, издевается над ней, оскорбляет, пинает. Вот стаффорд в один прекрасный момент и думает: это не человек, а животное. Хвать его за руку или за ногу, а остановиться уже не может. И вот тогда происходит трагедия.
Нет, лучше не заводите себе таких собак. Прислушайтесь к моему мнению. Я знаю, что говорю. Мы тоже не любим, когда над нами издеваются, но на человека не бросаемся. Лабрадор будет терпеть, даже может зарычать, гавкнуть, зубы показать, но никогда не бросится на человека.
Дома мне всю морд… всё лицо измазали в зелёнку, на нос наклеили лейкопластырь. Правда, я недолго терпел все эти декорации, слизнул эту противную заплатку и плюнул на пол. Бабушка сначала возмущалась, хотела снова обклеить меня, но, убедившись, что крови нет, передумала.
Что за жизнь? Кажется, всё наладилось. Кража позади, болезнь отступила, лапы, голова целы. Ан, нет, хулиган встретился. Как-то всё получается неожиданно, не знаешь, откуда камень прилетит. Ну, вот кто мог подумать, что я сегодня подерусь? Ну, ёлы-палы. Санька в больнице, а у меня тут бои без правил. Даже стыдно как-то. Вернётся мой Шурик из больницы, что я ему скажу? Надо же такому случиться.
Сначала думал, не буду рассказывать, но всё же решился. Надавали мне каких-то пилюль, уснул я. И приснился мне сон. Сон, конечно, странный, но смешной. Хотя я и сам не знаю: то ли смешной, то ли грустный. Ну, да ладно, судить вам.
В общем, случилась на земле какая-то революция или переворот, не знаю. Но вдруг собаки захватили власть на земле. Сразу во всех странах. В России президентом стал лабрадор, в Америке — португальская водная собака, в Перу — какой-то безобразно лысый пёс, в Бразилии — боксёр. В общем, везде правят собаки. Всех буйных людей посадили на цепь, мирным и добрым — разрешили жить в квартирах, но под присмотром хозяев-собак. Люди сначала возмущались, ругались, не выполняли команды хозяев, но очень быстро смирились со своим положением, потому что непокорным отказали в еде. А что поделаешь, голод — не тётка. Нет, сон, конечно, очень прикольный. Особенно мне понравилось, как лабрадор-президент отдаёт команды собакам-генералам, министрам, чиновникам:
— Что-то вы, товарищ, бультерьер, располнели.
— Похудею, товарищ президент, — отвечает толстая собака.
— Физической подготовкой не занимаетесь? — с сарказмом спрашивает лабрадор.
— Да, товарищ президент, немного обленился.
— Не дело — не дело, — говорит президент. — Через неделю проверю. Приведите себя в форму.
— Есть! — Отвечает бультерьер.
— Ну, а вы, товарищ министр, — обращается президент к важному догу, — чего такой дорогой ошейник на себя нацепили?
— Подарок, товарищ президент! — Отвечает дог. — Хозяин подарил…
— Какой ещё хозяин? — удивляется лабрадор.
— Бывший, товарищ президент!
— Если хозяин бывший, то почему ошейник настоящий? — спрашивает президент. — Снимите и не позорьте свою породу.
— Есть! — отвечает дог и, сорвав ошейник, швыряет его в сторону, но всё равно косит на него глазом.
— Представьтесь, — предлагает лабрадор громадному волкодаву.
— Директор ССБ!
— Это ещё что такое? — вздёргивает брови президент.
— Служба собачьей безопасности, — громко отвечает волкодав.
— А зачем нам такая служба? Разве мы, собаки, не можем сами обеспечить себе безопасность?
— Никак нет, товарищ лабрадор, — отвечает волкодав.
— Нужно подумать, — говорит президент и добавляет: — нужно со всем этим разобраться.
В уголочке стоит маленький щуплый пуделёк.
— А ты кто такой? — Спрашивает президент. — Ты у нас за что отвечаешь?
— Я, извините, министр культуры, — робко докладывает пудель.
— А чего такой маленький? — удивляется президент и обращается к премьеру, вальяжному далматинцу: — Что это у нас за министр культуры? Не могли подобрать другого?
— Извините, — отвечает премьер, — дело в том, что на культуру выделяется очень мало средств, если назначить министром большую собаку, она же с голоду помрёт…
— Кто? — Удивился лабрадор. — Собака или культура?
Ответа я так и не услышал. Что-то стукнуло за дверью, я проснулся. И ещё долго-долго не мог уснуть. Всё думал: приснится же такое. Наверное, всё-таки любая собака мечтает побыть хоть немного человеком.
2010-07-19 18:44 Читать похожую статью
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © Помощь студентам
    Образовательные документы для студентов.